«Из России — с любовью», но с некоторыми условиями


Тщательно проработанная церемония в Москве, в ходе которой Россия передала Израилю останки сержанта Захарии Баумеля, пропавшего без вести после ливанской войны 1982 года, была призвана дать понять, что именно Россия и сам президент Владимир Путин помогли Израилю провести эту непростую кампанию. И это не бесплатный жест.

Путин и Нетаниягу
Фото: Jim Hollander/Pool

В ходе совместного брифинга для прессы премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу и Путин обменялись приветствиями, каждый из которых выразил признательность за теплую дружбу и тесные отношения между их странами.

«Я всегда рад визиту в Россию, господин Президент», — сказал Нетаниягу Путину. «Два года назад я попросил вас помочь нам найти тела пропавших израильских солдат, и вы ответили утвердительно. Я хочу поблагодарить тебя, друг мой, за то, что ты сделал.»

Микки Ааронсон, бывший начальник управления по иностранным делам совета национальной безопасности при канцелярии премьер-министра и эксперт по России, сказала в интервью JNS, что это событие можно расценивать по целому ряду направлений.

«Во-первых, — сказала она, — это, конечно, очередная демонстрация хороших отношений между премьер-министром и Путиным».

Однако «это не должно восприниматься как само собой разумеющееся», добавила она.

Она отметила, что россияне «требуют признания заслуг в возвращении Баумеля», а Путин подчеркнул центральную роль России в этом деле.

«Мы должны будем расплатиться», — сказала она. «Русские считают, что бесплатных обедов не бывает.»

Анна Борщевская, эксперт по ближневосточной политике России Вашингтонского института ближневосточной политики, согласилась с Ааронсон.

«Путин всегда ждет чего-то взамен, хотя это не всегда ощутимо». Я думаю, в данном случае речь идет о политических активах Путина.

Поэтому тема Второй мировой войны давно стала темой между путинской Россией и Израилем. Путин прилетит в Израиль в мае на открытие мемориала в честь Красной Армии.»

Борщевская заявила, что Путин «никогда не желал плохих отношений с Израилем, но для него важно лишь признание статуса великой державы».

Ааронсон пояснила, что Путин хочет укрепить режим Асада в Сирии. Он не хочет, чтобы Израиль испортил его планы, но и хочет взамен чего-то более существенного. И это взаимное поощрение не обязательно проявится на сирийской арене.

По крайней мере, один из аналитиков привел пример того, что Путин наблюдал, как президент США Дональд Трамп признал суверенитет Израиля над Голанскими высотами, и теперь российский президент хочет добиться международного признания суверенитета России над Крымом. Путин считает, что у Израиля есть рычаги влияния, необходимые ему для продвижения этого интереса.

Тем не менее Нетаниягу поставил перед собой задачу использовать свои отношения с Россией не только для достижения своих политических целей, но и для отстаивания позиции Израиля относительно сдерживания иранских сил в Сирии.

Борщевская также отметила, что Путину важно «иметь хорошие отношения со всеми в регионе и чтобы Путин воспринимался как главный арбитр, нейтральный посредник в делах других государств».

В то время как в прошлом договоренности между Израилем и Россией заключались в том, чтобы Россия держала иранцев подальше от границ с Израилем, это не обязательно происходило.

«Русские могут оказать давление на Иран и убедить их, поскольку у них есть рычаги влияния, но для этого им просто нужна мотивация», — сказала Ааронсон.

В то же время Израиль может действовать в Сирии без каких-либо замечаний или осуждений со стороны России.

Ааронсон убеждена, что когда отношения между Израилем и Россией в прошлом году «испортились» после того, как сирийские силы сбили российский самолет либо по ошибке, либо намеренно в ответ на израильское нанесение удара по иранским вооружённым силам на территории Сирии, «это было не только из-за самолёта, но и потому, что русские не получили того, чего они хотели.

Я уверена, что у них есть какие-то планы, и это не бесплатный подарок.»

 

 


‡агрузка...